Экстра-раскол

    Поделиться

    Редактор
    Admin

    Сообщения : 2843
    Дата регистрации : 2012-05-24

    Экстра-раскол

    Сообщение  Редактор в Пн Июн 20, 2016 2:54 pm

    статья

    Автор: Знахарь Дмитрий.
    Особенности: боевой фик, сильный ООС Коидзуми.


    В последнее время Харухи находилась в состоянии поиска очередной бредовой идеи, поэтому то слонялась с задумчивым видом по школе, как фамильное привидение, то лазила по Интернету, видимо, надеясь найти сообщения о загадочных происшествиях если и не в нашем городе, то хотя бы поблизости. В связи с этим остальные члены команды SOS были в относительной безопасности и могли спокойно заниматься обычными делами. Впрочем, древние мудрецы недаром заметили, что все в мире уравновешенно, и если на одном конце света все спокойно, то на другом обязательно случится какое-нибудь бедствие. Мне, правда, не пришлось пересекать океан в поисках неприятностей – они поджидали меня куда ближе.


    — Всем привет, — с этими обычными словами я вошел в штаб нашего кружка. Внутри все было привычным. Наш ангел-хранитель, Микуру Асахина, как всегда обворожительная в костюме служанки, хлопотала над чайником. Неподвижная Юки Нагато читала очередной толстенный том, и лишь по движениям рук, перелистывающих страницы, да по редкому морганию можно было определить, что в этом теле все еще теплится жизнь. Ицки Коидзуми, как обычно, сидел, угрюмо уставившись в столешницу. Так. Стоп. Чтобы у вечно улыбающегося Ицки было такое выражение лица?! Я вообще не мог представить, чем можно привести его в такое состояние. Он, по-моему, даже не услышал моего приветствия. Я сел на свое место и хотел уже спросить его о причине такой глубокой депрессии, но тут, сопровождаемая громами, молниями и прочими атрибутами светопреставления, появилась бессменная глава команды SOS и наша с Микуру непреходящая головная боль – Харухи Судзумия. Она, словно религиозный фанатик священной книгой, потрясала какими-то листками бумаги, и я тут же покрылся холодным потом, вспомнив недавний бейсбольный матч. Не заметить ее появления было невозможно, так что Коидзуми дернулся, оторвал взгляд от стола, и улыбка буквально всплыла на его лице, будто и не исчезала. Правда, в этот раз она у него получилась хуже, чем обычно. Но кроме меня этого вроде никто не заметил. Харухи тем временем гордо шлепнула перед каждым по листку, на котором было начертано что-то вроде ночного кошмара сумасшедшего картографа.

    — И что это? – Тщетно пытаясь разобрать нарисованное, спросил я. – Путь к пиратскому кладу?

    — Какому еще кладу? Будь серьезнее, Кён! Это план завтрашнего Патруля в Поисках Чудес и Загадок! Сегодня пятница, мог бы и сам догадаться.

    Ну да, предугадывать твои идеи — задача непосильная даже для Нострадамуса, я и пытаться не стану… Чего?! Опять этот патруль? Значит, снова выходные насмарку, — обреченно решил я.

    — Я решила немного изменить маршрут, и именно это будет темой сегодняшнего собрания. Итак, начинаем обсуждение. У кого какие мысли? Обсуждение, как же. Все эти «обсуждения» проходят у нас одинаково.

    Микуру, как обычно, тихо произнесла:

    — Хорошо.

    Юки, разумеется, промолчала.

    Ицки, как всегда улыбаясь, пожал плечами и сказал:

    — По-моему, замечательная мысль.

    Вот ты можешь хоть раз не согласиться с ней и помочь мне остановить ее дурацкие затеи?

    В который уже раз оставшись в одиночестве, я с тяжелым вздохом покорился неизбежному.

    — Замечательно! Тогда все ознакомьтесь с планом, и завтра встречаемся в девять часов на станции. В девять! Это касается в первую очередь тебя, Кён. — Палец Харухи уставился на меня как дуло пистолета. А что я? Я, между прочим, постоянно прибываю туда за пятнадцать минут до срока.

    — Ну, значит, на сегодня все! Всем пока! — Харухи убежала вприпрыжку, напевая какую-то песенку. Ицки смотрел ей вслед странным взглядом, и улыбка его истаяла, как туман под лучами солнца. И только сейчас я понял, что в комнате висело какое-то напряжение, словно сам воздух вдруг потяжелел. Микуру бросала тревожные взгляды на Коидзуми, Юки тоже вроде бы краем глаза косила на него, хотя это мне, скорее всего, показалось. Решив, что ловить здесь все равно нечего, да и Асахине нужно переодеться, я позвал Ицки, но тот не отреагировал. Мне пришлось встряхнуть его за плечо, чтобы он очнулся.

    — Что случилось, Ицки? Ты сегодня сам не свой, — спросил я его, когда мы выходили из школы. Он посмотрел на меня долгим взглядом и пробормотал что-то вроде «Ладно, его ведь это тоже касается». После чего вздохнул и сказал:

    — Это не простой рассказ, так что давай где-нибудь присядем.

    Мы сели за столик в каком-то открытом кафе и взяли по чашке кофе. Коидзуми, впрочем, отставил свою чашку в сторону и приступил к рассказу.

    — Ты когда-нибудь задумывался, какая человеческая черта характера — самая худшая? Я сталкивался с разными людьми и поневоле пришел к выводу, что таковыми чертами являются жажда власти и, в меньшей мере, тщеславие.

    — Не понимаю, к чему это все, но для Харухи, например, тщеславие – топливо для ее внутреннего двигателя.

    Как обычно при упоминании Харухи, на лицо Ицки выползла его эта дурацкая улыбка. Видимо, это происходит независимо от коры его головного мозга либо является крепко вбитым рефлексом.

    — Нет, Харухи Судзумия тщеславна в той же мере, что и большинство людей, — улыбка, впрочем, продержалась недолго. - Ты даже не представляешь, - как-то обреченно сказал он, опустив голову и обхватив ее руками, — на что способны некоторые люди ради даже призрачного шанса увеличить свою власть и исполнить свои амбиции.

    — Послушай, Ицки, я, конечно, все понимаю, но эти философские вступления как-то меня не вдохновляют. Ты не мог бы перейти непосредственно к делу? — Извини, просто у меня немного путаются мысли. (А когда они у тебя не путаются?) Помнишь, я говорил тебе, что кроме нашей Организации, за Судзумией наблюдает множество групп, да и в самой Организации есть разные точки зрения?

    Я нетерпеливо кивнул.

    — Хорошо. Помимо разных точек зрения на природу способностей Харухи Судзумии, у членов Организации есть и разные… специальности. Есть оперативные агенты, задача которых – быстро реагировать на появление замкнутых пространств. Есть руководство, регулирующее работу Организации, перевод агентов, и так далее. И есть исследователи, пытающиеся разными способами познать природу замкнутых пространств, аватаров, самой Харухи… и нас, экстрасенсов. Они появились не сразу, но руководство Организации приняло их радушно и помогало им, обеспечивая средствами и защитой, я и сам… - тут он сделал паузу. – Я и сам, вступая в Организацию, хотел стать исследователем, правда, не получилось. Меня взяли в оперативники, но большую часть рабочего времени мне приходилось охранять исследователей, так что я получил представление об их методах. Но тогда еще никто не мог понять их истинной цели. Первым звонком был мой перевод.

    Посылать к первостепенному объекту простого оперативника, когда есть члены исследовательской группы с подходящей легендой? Мне, правда, объяснили, что я был ближайшим агентом с подходящим психотипом, к тому же необходимо было срочно восстановить паритет сил вокруг Харухи Судзумии. Потом были и другие сигналы – странные искажения некоторых замкнутых пространств, выплыли еще несколько существ, подобных тому кузнечику.

    Тут я поежился — не так-то просто спокойно вспоминать гигантскую тварь длиной около трех метров и столько же в высоту, собирающуюся употребить тебя на завтрак. Коидзуми тем временем продолжал свой пока еще непонятный рассказ.

    — Однако свести все это воедино мы не могли. Тогда случилось несколько кризисов (да уж, случилось) и наше внимание было отвлечено. Как оказалось, это было непростительной ошибкой. Исследователи отделились, переманив на свою сторону многих как из Организации, так и из других групп. Теперь они называют себя «контролерами». То, что они задумали… я не могу найти иного слова, чудовищно. Они собираются каким-то образом заставить Харухи Судзумию менять мир так, как выгодно им, а в идеале – забрать ее способности для себя.

    — ЧТО?

    Как бы я ни относился к Харухи Судзумии, со всеми ее причудами, закидонами и безумными идеями, но это… Мало того, что большинство «заинтересованных сторон» относится к ней как к подопытному кролику с острыми клыками, так еще и такое! Коидзуми тем временем продолжал, не обращая внимания на мою реакцию.

    -Они заявили, что собираются освободить мир от влияния несовершенного бога и действуют на благо людей, но всем ясно – их интересует в первую очередь свое собственное благополучие. Сейчас в замкнутых пространствах разворачиваются настоящие сражения. Не с аватарами, а между экстрасенсами. Контролеры пытаются помешать нам уничтожать аватаров, видимо, стремясь дестабилизировать состояние Харухи Судзумии. Мы пока удерживаем ситуацию в своих руках, но нас мало. Хорошо еще, что в последнее время замкнутые пространства появляются не так часто – благодаря тебе.

    Тут он поднял глаза на меня, и взгляд его неожиданно стал жестким.

    — И это означает, что они будут вынуждены действовать напрямую — не в замкнутых пространствах, а в этом мире. И вполне вероятно, через тебя, ибо ты — ключ к Харухи Судзумии. Нам снова приходится рассчитывать на тебя, поэтому… — зазвонивший телефон прервал его.

    — Да. Я понял, уже иду, — убрав телефон, он снова повернулся ко мне. — Извини, дела требуют срочного вмешательства. Помни, что я сказал – будь осторожен. До завтра.

    Я смотрел на его удаляющуюся фигуру и испытывал… смешанные чувства. Ярость, по-прежнему клокотавшая во мне, подогревалась злостью на Коидзуми и его товарищей, взваливающих на мои, обыкновенного человека, плечи, свои непонятные дела. Странные недоговоренности в рассказе Коидзуми тоже не прибавляли оптимизма. В таком вот настроении я и пришел домой. Ночью я долго не мог заснуть, меня наполняли мрачные предчувствия, но, в конце концов, я погрузился в пучину не отличавшихся приятностью сновидений о Харухи, разрушающей мир по велению каких-то невидимых личностей.

    -Опоздал! Кён, я тебя предупреждала. Штраф!

    Я покивал головой, изо всех сил стараясь изобразить искреннее раскаяние и смирение.

    — И не делай такое лицо, я все равно не поверю! Ты не проявляешь должного рвения в исполнении приказов командира!

    Похоже, актер из меня никудышный, думал я, разглядывая остальных «бойцов», и в первую очередь Ицки. Улыбка снова озаряла его лицо, будто и не было вчерашней депрессии и мрачноватого рассказа. На лице Нагато эмоций было столько же, сколько у египетского Сфинкса на фотографиях. К Микуру Асахине мой взгляд притягивался даже против моей воли, как железные опилки к магниту — так она была восхитительна!

    В качестве штрафа мне снова пришлось угощать всех в кафе. Ладно, будем надеться, что мои затраты компенсируются тем, что блуждать по улицам в поисках чудес я буду не один, а в компании с посланницей небес (небес будущего, если быть точным) Микуру. Однако моим мечтам не суждено было сбыться – я попал в пару с Ицки. Уж не знаю, кто на этот раз сыграл роль руки судьбы, но этот кто-то нас всех спас. Мы успели отойти не так далеко от кафе, когда услышали полный ужаса крик Микуру! Я мчался так, что мог, наверное, обогнать ураган, летел, не глядя под ноги, и слышал рядом тяжелое дыхание Ицки, который также бежал изо всех сил. Мы не обращали внимания на возмущение расталкиваемых прохожих, нам не было дела ни до кого – только успеть, не опоздать, пока не случилось что-то непоправимое. И я, и Коидзуми почему-то не сомневались – это именно что-то важное, не шутка Харухи и не какая-нибудь мелочь вроде пробежавшей мыши. Мы уже добежали до того места, откуда вроде слышался крик, когда Ицки внезапно ухватил меня за рукав с криком:

    — СТОЙ!

    Я едва не споткнулся, но удержался на ногах и одарил его злым взглядом:

    — Какого черта?! Мы должны спешить!

    — Их здесь нет.

    — Что?

    — Они были здесь, когда все случилось.

    — Ты... мы… опоздали? – в душе у меня будто что-то оборвалось. — Неужели их… похитили?

    -Не думаю. В двух шагах перед нами граница замкнутого пространства. Но оно какое-то… неправильное. – Коидзуми говорил торопливо, совсем не в своей обычной манере, что было очень кстати. - С одной стороны, я ясно определяю созданное Судзумией замкнутое пространство. С другой, мое чутье также ясно говорит о его измененной структуре.

    Да определись же ты уже, времени мало!

    — Они там? Тогда мы должны помочь им!

    — Не спеши. Сейчас любая наша ошибка лишь ухудшит их положение. Итак, все произошло примерно так. Когда на них напали «контролеры», отреагировать успела лишь Харухи. Она подсознательно создала замкнутое пространство, чтобы отгородить от опасности себя и остальных. Но контролеры проникли и в него, поскольку обладают экстрасенсорными способностями. Тут в игру вступила Нагато. Она каким-то образом изменила структуру замкнутого пространства, сделав его участок непроницаемым извне. Теперь они все трое заперты там. До тех пор, пока аватар не уничтожит созданную защиту.

    И тут я кое-что понял. И понимание это меня совсем не обрадовало.

    — Ицки, но ведь получается, что Харухи теперь знает о своих способностях.

    Я прекрасно помнил один из первых наших разговоров. О том, что если Харухи узнает о своей силе, будет катастрофа. И теперь…

    — Если мы не поможем им сейчас, все это не будет иметь никакого значения. Действовать нужно быстро. Ты должен как можно быстрее найти Харухи и остальных и уводить их подальше от аватара. А я… - он небрежным жестом откинул со лба волосы, - я займусь своими коллегами.

    Ицки снова улыбался. Только в улыбке его помимо облегчения было еще что-то – что-то жестокое, предвкушение чего-то.

    — Чему ты радуешься сейчас?

    — Тому, что, наконец, пришло время за..кончить колебаться и можно действовать прямо. Я очень не люблю всякую неопределенность. В этом мы с Юки Нагато сходимся. Итак, ты готов?

    Нет, не готов!— хотелось крикнуть мне. Я вообще ничего не понимал. Как я должен найти их? Что делать с аватаром? Неужели снова выходить как в тот раз, когда мы с Харухи оказались заперты в замкнутом пространстве? Ни-за-что! Хотя… если подумать… это не так уж… но уж точно не в присутствии всех остальных, и в особенности Микуру.

    Только вот все эти рассуждения я даже не успел воспроизвести, как говорит Юки, посредством языка. Коидзуми, даже не дождавшись моего ответа, потянул меня за рукав и мир вокруг потускнел.

    На этот раз замкнутое пространство было куда оживленнее, чем любое виденное мной прежде. Разумеется, в синем гиганте, возвышавшемся даже над многоэтажными зданиями, не было ничего удивительного. (Неужели я действительно начал привыкать к таким вещам? Боги, спасите меня от этого!) Равно как и в трех красных сферах позади него. Только вот сферы эти не кружились вокруг аватара, пытаясь поразить его, а просто висели за его спиной. Да и сам гигант вел себя необычно – не крушил все вокруг себя, а шел прямо, не сбиваясь с курса и разрушая лишь стоящие на его пути здания. И цель этого пути была очевидна. Сияющий фиолетовый купол был для этого бесцветного мира как Солнце, взошедшее среди ночи. Чуждый этому серому пространству, он и был, видимо, созданным Нагато щитом. Коидзуми рядом со мной уже не было – заключенный в красную сферу, он устремился ввысь. Я же побежал к куполу, краем глаза следя за аватаром. Похоже, врачи не зря говорят, что боковым зрением человек лучше различает детали – я четко видел, как сфера Ицки врезалась в одну из висящих позади аватара, и та рассыпалась яркими осколками, как стекло от брошенного камня. Два других «контролера» - в том, что это они, не было никаких сомнений, - оставили свой пост и кинулись к незваному гостю. В закружившейся карусели уже ничего нельзя было различить, но вот одно было ясно – аватар остановился и вернулся к своей основной работе, принявшись бездумно сеять разрушения, как свихнувшийся кран для сноса домов. Получается, они как-то его направляли? Я нервно сглотнул. Только этого не хватало.

    Сверкающая стена купола теперь была прямо передо мной, и я ясно различал лица девушек. Микуру, губы дрожат от испуга, в глазах слезы. При виде ее слез ярость во мне вспыхнула десятикратно – те, кто посмел так напугать нашу хранительницу уюта и богиню красоты, заслуживают жесточайшей кары! Юки, у которой разворачивавшаяся перед нами схватка вызывала не больше эмоций, чем пение цикад. Харухи. Вот тут можно бы поставить точку – поскольку такую смесь эмоций трудно описать словами. И страх, и восторг, и тревога… чего только нет на ее лице, но самое главное – ни грамма удивления. Будто все так и должно быть! Глаза сияют как прожектора, ими можно город освещать… Эта самоуверенная девчонка… Но времени на рассуждения не было. Не решаясь прикоснуться к куполу (вдруг он меня током ударит или еще что, зачем рисковать?), я крикнул в надежде, что меня услышат:

    — Юки, открой его! Нужно уходить!

    Она услышала меня, едва заметно кивнула и в следующую секунду фиолетовый купол исчез. Я бросился к девушкам. — Вы в порядке? Никто не пострадал?

    Юки отклонила голову на доли градуса в жесте отрицания. Микуру сквозь слезы попыталась проворить что-то вроде — В п-п-порядк-ке.

    А вот от Харухи подобного минимализма не дождешься.

    — В порядке, разумеется! Даже в полном! Здесь все так замечательно, хоть и непонятно, так захватывающе! Только вот как ты-то тут оказался? — Нет времени, - я с усилием оторвал взгляд от гипнотизирующего блеска ее глаз и посмотрел наверх. Красных сфер стало явно больше, часть из них кружилась вокруг аватара, другие устроили круговерть несколько в отдалении. Одна из этих сфер отделилась и понеслась к нам. Решив, что это Ицки, я с облегчением вздохнул и обратился к Юки.

    — А разве ты не могла просто уничтожить этого гиганта, ведь твоих сил наверняка хватит для этого?

    — В условиях доминирующей инфоструктуры иного типа мои возможности не столь велики. Наличие враждебных сущностей, коррелирующих с данной инфоструктурой, снижает шансы успешного сопротивления до незначимых величин. Пассивная защита представлялась наиболее адекватной реакцией.

    Убитый этим потоком терминов, я закатил глаза – и увидел, что в красной сфере был совсем не Ицки. И сфера эта летела точно… к Харухи. Времени у меня не было, поэтому я сделал единственное, что оставалось – прыгнул, отбрасывая Харухи с пути сферы. Последнее, что я помню – красная вспышка, какая-то металлическая штуковина в руках Микуру, и губы Нагато, что-то произносящие с недоступной для человека скоростью…

    Придя в себя, я обнаружил, что сижу, прислонившись к стене, в каком-то переулке. По-видимому, прошло не так много времени с того момента, как я чуть не расстался с жизнью. Правая рука ныла, и я закатал рукав, чтобы оценить ее жизнеспособность. Вся моя рука – от плеча до кончиков пальцев — покраснела, будто ее в кипяток опускали. Решив, что о произошедшем лучше всего расспросить наших главных специалистов (объяснения которых все равно трудно понять), я оглянулся вокруг. Слева, опираясь рукой о стену и тяжело дыша, стоял Ицки. Поймав мой взгляд, он ободряюще улыбнулся, но тут же, зашипев, схватился за бок. Напротив меня сидела, обхватив колени руками, Микуру. Вроде она была в порядке, и неуверенная робкая улыбка, появившаяся на ее лице при взгляде на меня, подтверждала это. Она едва слышно прошептала: «Слава Богу», и сердце мое возрадовалось – приятно, когда о тебе беспокоятся, тем более, если беспокоится сама Микуру Асахина. Справа, над распростертой на земле Харухи, сидела на корточках Юки.

    — Харухи… Что с ней? — говорить было тяжело, боль усиливалась при каждом движении.

    -Она просто ударилась головой при падении, — слышать снова этот голос, в котором даже слышится улыбка, было настоящим счастьем. — Тебе досталось куда серьезнее. Благодари Асахину и Нагато, если бы не их помощь — ты бы не отделался так легко. По-моему, Асахина-сан даже пошла на серьезное нарушение правил.

    Я вопросительно посмотрел на Микуру, та опустила голову, потупив взгляд.

    —Я воспользовалась TPDD, чтобы остановить твое индивидуальное время. Это запрещено, так как чревато непредсказуемыми последствиями, более опасными, чем даже перенос между временными пластами. Но другого выхода не было. Прости, что подвергла тебя такому риску. Нам всегда запрещали подобное, но я… Боги, ее голос для меня был подобен пению райских птиц! Какое «прости»? Я готов на любой риск только ради того, чтобы снова увидеть и услышать ее!

    — Не нужно извиняться, Микуру. Спасибо за то, что спасла меня. А если у тебя будут из-за этого неприятности на работе, мы за тебя заступимся, правда, Ицки?

    — Разумеется. (Ну, хоть в кои-то веки он со мной согласился!) Асахина благодарно улыбнулась, и я почувствовал такое облегчение, что даже вроде уменьшилась боль. Ничего удивительного – улыбка нашей богини красоты исцеляет все болезни. Уцепившись за стену, я встал. Ицки тем временем отлепился от стены и помог встать Микуру, опередив меня. Ведь вот вроде раненый, а какой шустрый! – Думал я, глядя на хрупкую ладошку Асахины в его руке. Тем временем к нам подошел мой второй ангел-хранитель — Юки Нагато.

    — Юки, спасибо. Извини, что тебе постоянно приходится меня спасать.

    — Это входит в мою задачу, - невозмутимо произнесла она. — Я закончила перестройку памяти Харухи Судзумии и погрузила ее в сон.

    Я недоуменно посмотрел на нее, потом вопросительно взглянул на Коидзуми. Тот пожал плечами (снова этот раздражающий жест)

    — Ты же понимаешь, мы не могли допустить, чтобы Харухи узнала правду о своих способностях. Мы немного откорректировали ее воспоминания. Она будет лишь помнить, что на них напали, а мы с тобой подоспели вовремя, и нападавшие сбежали, - тут он улыбнулся так широко, что показалось, будто у него зубов немного больше, чем положенные тридцать два. – Не волнуйся, о твоем подвиге она помнить будет. Ты это заслужил – сегодня ты был героем. Даже не знаю, что бы мы делали без тебя. Позволь мне еще раз поблагодарить тебя от лица Организации – и от своего, разумеется. Думаю, я обрадую тебя, если скажу – эта проблема разрешилась раз и навсегда.

    — То есть как? А если они попытаются еще раз?

    -Не смогут. Те трое, которых мы видели первыми — лидеры «контролеров», единственные, кто был способен управлять аватарами. Без них «контролеры» разбегутся.

    — А почему тогда они вдруг кинулись все втроем именно сейчас? — Подозрения во мне росли, и мне это очень не нравилось.

    -Мои товарищи подсунули им дезинформацию, — как о чем-то само собой разумеющемся сказал он. – Мы заставили их думать, что это их последний удобный шанс на длительный период времени.

    — То есть, ты рисковал нами всеми? Да знаешь, кто ты после этого? — Мне захотелось хорошенько встряхнуть его и сбить эту дурацкую улыбку.

    — Ну ладно, думаю, больше нет смысла скрывать. Я уже допустил достаточно проколов, так что ты и сам мог догадаться.

    — Неужели… ты… не может быть.

    — Да, — он до товращения изящным жестом поправил прическу. — Перед тобой Начальник Штаба Организации по Сохранению Стабильности Мироустройства.

    В общем-то, ничего особенного после этого не происходило. Правда, Харухи несколько дней как-то странно на меня смотрела, а Коидзуми чуть не в открытую смеялся над моим непонимающим взглядом, но в целом все вернулось в прежнее русло. А на одном из собраний Харухи, сияя как Луна в безоблачную ночь, произнесла следующую речь:

    — Кён, за проявленный тобой героизм при спасении личного состава команды SOS и, в особенности, командира, ты награждаешься внеочередным повышением в звании!

    В руках ее горела как неоновая вывеска ярко-красная повязка с надписью «Заместитель командира по Особо Важным Делам». Неужели я испытываю гордость? И ведь действительно испытываю. В смешанных чувствах, я нацепил на себя эту штуку.

    — Теперь, когда ты облечен таким доверием, тебе следует принимать более активное участие в делах команды, доказывая свое соответствие этому высокому званию!

    Повязка на руке внезапно резко потяжелела. Боги, за что?!

      Текущее время Вс Дек 04, 2016 3:15 am