Ярость Асакуры Рёко. Янус Полуэктович

    Поделиться
    avatar
    Редактор
    Admin

    Сообщения : 3120
    Дата регистрации : 2012-05-24

    Ярость Асакуры Рёко. Янус Полуэктович

    Сообщение  Редактор в Пн Июн 20, 2016 3:51 pm

    статья
    ссылка
    ссылка
    PDF.



    Глава 1. Проникновение.
    Тишина в этих пустынных коридорах всегда была какой-то неправильной. На самом преде-
    ле человеческого слуха она шелестела вентиляторами, гудела обмотками трансформаторов,
    изредка журчала и размеренно капала протекающей трубой... Холодный влажный воздух иде-
    ально дополнял давящую на психику атмосферу. Никто из сотрудников организации, содер-
    жавшей этот бизнес-центр, не любил находиться здесь подолгу; даже ночные патрули, обяза-
    тельные на всех остальных этажах, были заменены здесь целым роем видеокамер, тускло от-
    свечивающих фиолетовыми глазками в неверном свете ртутных ламп.
    Хираги Сайто, сорокалетний сотрудник частного охранного предприятия, которому судьба
    уготовила нести в этот день ночное дежурство в холле, непроизвольно вспоминал всё это, со-
    провождая двух вызванных электриков в подвальные помещения. Первые два этажа здания
    были ему хорошо знакомы, и поэтому он мог позволить себе немного задуматься по дороге.
    Впрочем, из задумчивого состояния его вскоре вырвала яркая вспышка за окном и донесший-
    ся буквально через секунду оглушительный раскат грома. Погода на улице была отвратитель-
    ной: ливень, гроза и сильный порывистый ветер. Сайто вспомнил: пока он ехал на работу из
    дома, на небе почти не было облаков, но буквально через полчаса после того, как он заступил
    на дежурство, в окно ударили первые тяжелые капли. Это было три часа назад; с тех пор
    дождь и не думал утихать, и Сайто опасался, что возвращаться домой ему придётся в таких
    же поганых условиях. Что-то подсказывало умудрённому годами мужчине, что зонтик в та-
    кой ситуации ему не очень поможет.
    Впрочем, разбушевавшаяся снаружи гроза успешно доставляла одни неприятности даже
    тем, кто сидел под крышей. Не далее чем час назад молния, полностью проигнорировав и
    стоящую в паре десятков метров многоэтажку, и несколько высоких деревьев, ударила пря-
    миком в подстанцию. В результате, помимо великолепного фейерверка, напомнившего оче-
    видцам о Танабате, разряд умудрился проскочить в подвал, где стояли дополнительные
    трансформаторы, и сжечь их; вместе с ними погорела и часть электроники, в том числе и по-
    ловина той самой системы наблюдения, заменявшей патрули. С тех пор здание было погру-
    жено в полутьму, перейдя на аварийное освещение, питавшееся от дизельных генераторов,
    которые были установлены в том же самом подвале как раз на такой крайний случай.
    Сайто, вообще говоря, не очень понимал, что и от кого нужно охранять в подвале,
    единственный вход в который и так был хорошо виден с поста охраны. Тем не менее, в
    инструкциях всё было прописано предельно чётко, а наличие удалённой системы наблюде-
    ния изрядно облегчало жизнь. Теперь же ему вместе с двумя техниками предстояло всю ночь
    торчать в треклятом подвале, дышать горелой изоляцией и скучать.
    Щёлкнул замок, дверь скрипнула и отворилась. Спустившись по короткой лестнице, трое
    углубились в лабиринт подвала, направляясь к электрощитовой.
    Идти втроём было, несомненно, лучше, чем в одиночку. Тишине было гораздо сложнее
    вцепиться в сознание, когда рядом с ним были другие люди; но Сайто не сомневался, что ей
    это удастся. Коридоры всё тянулись и тянулись, петляя туда и сюда; иногда мужчине каза-
    лось, что они проходят какое-то место по третьему разу или что они должны были упереться
    в стену там, где пролегал длинный коридор. Но на стенах были чётко видны указатели, а ка-
    меры наблюдения жужжали и поворачивались вслед за ними, показывая, что его напарник
    следит за ним с пульта охраны.
    Лишь только когда до двери в электрощитовую оставалось всего несколько метров, Сайтопочувствовал неладное. Никто из них не заметил, когда камеры перестали жужжать им вслед
    и тишина, наконец, сгустилась вокруг. Сайто подумал — та самая мокрая, тяжёлая тишина,
    характерная для любых подземелий, в которые редко кто заглядывает. Казалось, молекулы за-
    стоявшегося воздуха настолько плотно слиплись друг с другом, что обычные звуки вязли в
    них, едва долетая до ближайшего поворота; и лишь рядом со стенами да у вентиляционных
    шахт, тщетно пытающихся сохранить атмосферу пригодной для дыхания, колебания воздуха
    могли ещё распространяться с привычной им скоростью.
    — Чёрт, ну и гадостное же чувство... — пробормотал он себе под нос и поразился тому, на-
    сколько глухо прозвучал его голос. Он обернулся к следовавшим за ним электрикам и, не-
    вольно повысив голос, сообщил им: — Мы пришли, щитовая за этой дверью. Автоматика
    считает, что огня там нет, но защитные маски лучше всё-таки надеть.
    Минута или две прошли, пока все натянули на головы респираторы, призванные защитить
    дыхательные пути от продуктов возможного горения обмоток проводов и тому подобных ве-
    щей. Наконец, всем троим это удалось, и Сайто, открыв замок на двери, потянул на себя руч-
    ку.
    Внутри было ещё темнее, чем в коридорах: аварийное освещение работало, но многие лам-
    пы не пережили взрыва. То, что здесь произошёл взрыв, было очевидно с первого взгляда:
    тут и там на полу валялись обгорелые обломки... чего-то, прилетевшие, судя по всему, откуда-
    то из глубины помещения. Ряды одинаковых металлических шкафов, обычно тихо гудя-
    щих — именно они создавали низкий гул, насквозь пронизывающий подвал даже несмотря
    на звукоизоляцию и тяжёлую дверь — сейчас зловеще молчали; в сгустившейся полутьме то
    тут, то там с сухим треском мелькали иссиня-белые искры.
    Оба электрика, покопавшись в своих сумках, вытащили налобные фонарики и, освещая
    ими дорогу, принялись оценивать масштабы разрушений. Сайто, уже скучая, достал свой фо-
    нарик и медленно пошёл вглубь зала, поводя по сторонам ярким лучом света.
    Основные разрушения, как оказалось, концентрировались в ближнем правом относительно
    двери углу. Одна из установок не выдержала перепада напряжения и взорвалась, разнеся в
    клочья две стоявшие рядом и изрядно поцарапав ещё несколько. Остальные если и пострада-
    ли, то это было не очевидно при поверхностном осмотре. Электрики разложили свои инстру-
    менты прямо на полу и принялись методично проверять один шкаф за другим, постоянно
    что-то записывая в блокноты, а Сайто решил исследовать оставшуюся часть зала.
    Он почти успел дойти до дальнего левого угла, когда за его спиной полыхнула яркая
    вспышка, раздался треск и крик одного из электриков. Сайто, развернувшись, поспешил на-
    зад.
    Оба электрика обнаружились лежащими на полу; ближайший к ним раскрытый шкаф слег-
    ка дымился. Сайто в который раз за вечер чертыхнулся, потянул с поясного крепления рацию
    и нажал на кнопку.
    Тишина. Мёртвая тишина, даже нет треска помех.
    Сайто нервно нажал на кнопку ещё два раза, но результат не изменился. Он уже собирался
    было занервничать, когда за его спиной раздался мелодичный женский голос:
    — Опаздываешь.
    * * *
    Дверь, ведущая в подвал, громко щёлкнула и отворилась. Сидевший за пультом охранник,не отрываясь от экранчика портативного телевизора, бросил вернувшемуся напарнику:
    — Опаздываешь!
    Сайто не ответил, но, судя по звуку шагов, начал приближаться к стойке охраны.
    За то время, пока Сайто ходил в подвал, наверху произошло несколько заслуживающих
    упоминания событий. Во-первых, очередная молния ударила — на этот раз, в одно из дере-
    вьев, которое моментально загорелось, даже несмотря на всё ещё льющий дождь. Во-вторых,
    с верхних этажей звонили и спрашивали о том, когда починят электричество. В-третьих, ава-
    рийное освещение всего несколько минут назад снова моргало.
    Шаги приблизились к дверце, отделявшей стойку охраны от остального холла, и охранник,
    по-прежнему не отрываясь от футбола, нашарил рукой и нажал кнопку открытия. Запираю-
    щее устройство замка издало короткий писк, и дверь открылась, но Сайто не спешил захо-
    дить внутрь. Недовольный медлительностью напарника, второй охранник обернулся, собира-
    ясь высказать копуше все свои претензии, и чуть не подскочил от удивления.
    В дверном проёме, придерживая плечиком автоматическую створку, уже пытающуюся за-
    крыться, стояла очаровательная девушка. Она была одета — охранник специально два раза
    моргнул, но прекрасное видение никуда не исчезло — в сине-бело-голубую школьную мат-
    роску с красным бантиком и похожим на готическую букву «�» символом на груди; её синяя
    юбка немного не доставала до колен. Смущённо пряча руки за спиной, она смотрела прямо в
    глаза опешившему мужчине.
    Тряхнув длинными шелковистыми волосами, таинственная старшеклассница сделала шаг
    вперёд и позволила автоматической двери закрыться. Мужчина мог поклясться, что видит её
    в первый раз в жизни: такую фигурку было сложно забыть. Её длинные ноги в белых гольфах
    так и бросались в глаза.
    — В-вы кто, девушка? И что вы здесь делаете? — запнувшись, поинтересовался не спра-
    вившийся ещё с удивлением охранник.
    Незнакомка беззаботно улыбнулась; правая сторона её фигуры была багряной от полыхаю-
    щего за окном пожара.
    — У людей есть поговорка: «Лучше просить прощения, чем разрешения». Что ты об этом
    думаешь?
    — Я думаю, что вам лучше покинуть это здание. Посторонним в это время суток нельзя
    здесь находиться. — Охранник, наконец, оправился и попытался взять контроль над ситуаци-
    ей в свои руки. Стоявшая перед ним красавица нахмурилась, и в голосе её появились нотки
    обиды:
    — Ну вот, ты совершенно неинтересный, совсем не то, что... впрочем, неважно. — Не
    успел охранник переспросить, что она имела в виду, как девушка вновь повеселела и радост-
    но продолжила: — Что ж, тогда перейдём сразу к финальной сцене. Теперь — умри!
    В правой руке незнакомки, которую она до этого момента держала за спиной, что-то блес-
    нуло, и там, где только что была шея стоявшего перед ней мужчины, сверкнул тусклый ме-
    таллический свет. Улыбаясь так, будто она гладит лежащую на коленях кошку, девушка сжи-
    мала в руке армейский нож.
    Охранник, увернувшись от первого удара, отпрыгнул подальше от несостоявшейся убийцы
    и выхватил пистолет, висевший у него на поясе.
    — Не нравится смерть? Не хочешь умирать? Я не очень хорошо понимаю концепцию смер-
    ти органических существ, — произнесла девушка, по-прежнему улыбаясь. Если бы ситуация
    была более спокойной, мужчина, возможно, увидел бы в этой улыбке тень, какая обычно воз-
    никает, когда человек вспоминает о чём-то приятном, но потерянном.
    — Пожалуйста, бросьте оружие... — начал было он, щёлкая предохранителем, но вдруг по-
    чувствовал, как его ноги будто вросли в пол, лишив возможности двигаться, а руки словно
    покрылись толстым слоем воска, так что даже поднять их было невозможно. Да что там — и
    пальцем не двинуть!
    — Надо было сделать это с самого начала. Постоянно забываю, вот ведь дурёха! — радост-
    но заявила незнакомка. Она приблизилась к парализованному мужчине, и её лицо замерло в
    каком-то сантиметре от его. — В прошлом Нагато-сан всегда останавливала меня в самый
    последний момент. Мудрая, могущественная Нагато-сан, она перекроила весь мир, но когда
    дело касалось её собственного счастья, почему-то всегда вела себя, как маленькая наивная
    девочка. Но теперь она там, наверху, — нож полыхнул алым отсветом, стремительно провер-
    нувшись в её пальцах и уставившись в потолок, — в руках твоих хозяев, друзей, всё-таки
    оказавшихся предателями. — Девушка похлопала себя по плечу обратной стороной лезвия, и
    на лице её появилось задумчивое выражение. — Знаешь, в память о тех событиях я, пожалуй,
    оставлю тебе жизнь. Но о том, что тут будет происходить, ты узнаешь завтра из газет. Пока!
    Голубоглазая незнакомка в последний раз улыбнулась, а потом сознание охранника погло-
    тила тьма.
    * * *
    Парализованное бесчувственное тело так и осталось стоять в том же положении; девушка с
    ножом потеряла к нему всякий интерес едва ли не раньше, чем охранник отключился. Всё с
    тем же счастливым выражением лица она оглядела пульт охраны — мониторы с изображени-
    ями с камер наблюдения, клавиатуру, устройство для считывания бесконтактных карт, теле-
    фон с кучей каких-то дополнительных кнопок, по-прежнему показывающий футбольный
    матч телевизор. Нож ещё раз сверкнул, разворачиваясь в её руке, и вонзился в считыватель
    карт; через долю секунды изображения на мониторах подёрнулись рябью и вновь вернулись
    в своё прежнее состояние. Всё ещё держась за рукоятку, девушка шепнула:
    — Эмири...
    Окрашенный полыхающим снаружи пожаром в багрянец пол вдруг пересекла длинная ме-
    чущаяся в такт пламени тень. По-прежнему не отпуская ножа, девушка повернулась туда,
    откуда начиналась тень, и успела увидеть, как Кимидори Эмири небрежным взмахом руки
    возвращает на место исчезнувшую невесть куда стеклянную дверь, через которую только что
    вошла.
    — Прекрасные молнии, Эмири, — улыбнулась девушка с ножом новоприбывшей.
    — Спасибо, Асакура-сан, — тихо ответила та, но по выражению её лица было видно, что
    похвала ей приятна.
    — Твоя задача теперь — следить за камерами. На всякий случай я обезврежу обычную
    охрану, прежде чем пробираться на этажи Организации. После действуем по плану, хорошо?
    — Поняла, Асакура-сан.
    Эмири вытянула одну из двух шпилек, скреплявших её безупречную причёску, чудом не
    пострадавшую от ужасной погоды снаружи. Прицелившись, она одним движением вогналаострую шпильку в провод, выходящий из проткнутого Асакурой считывателя, и села в кре-
    сло, любезно освобождённое охранником для девушки. Рёко тут же вытянула нож из раскуро-
    ченного считывателя.
    Кимидори закрыла глаза и сосредоточилась. Через пару секунд в поле зрения одной из ка-
    мер наблюдения вошла... ещё одна Кимидори; она повернулась и помахала камере, а потом
    подошла к нижнему краю прямоугольника, ограничивающего поле зрения камеры, уселась
    прямо на пол и принялась с чрезвычайно довольным видом болтать ногами, свесив их в изоб-
    ражение другой камеры. Одновременно с этим цветные диоды, сигнализирующие о состоя-
    нии различных следящих и оповещающих устройств, беспорядочно заморгали. Удивлённой и
    заинтригованной Асакуре потребовалась пара секунд, чтобы определить в хаотичном морга-
    нии закономерность; и несколько мгновений, чтобы расшифровать сообщение в банальной
    кодировке UTF-8, начинавшееся с символов «さりげなさを演じてる». Она усмехнулась, вырази-
    тельно посмотрела на Эмири и, дождавшись тихого писка открывающейся двери, продефили-
    ровала ко входу на служебную лестницу.
    Ночь только начиналась.


    Последний раз редактировалось: Редактор (Пн Июн 20, 2016 4:01 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
    avatar
    Редактор
    Admin

    Сообщения : 3120
    Дата регистрации : 2012-05-24

    Re: Ярость Асакуры Рёко. Янус Полуэктович

    Сообщение  Редактор в Пн Июн 20, 2016 4:01 pm

    статья



    Глава 2. Блицкриг.
    У этих коридоров было два обличья, и людей, которые видели их оба, было не так уж
    много. Свою первую маску бизнес-центр носил днём, когда в холлах и офисах кипела жизнь:
    секретари сновали туда-сюда с кипами документов, требующих немедленного подписания,
    служащие спонтанно собирались в группы, оживлённые и не очень, вокруг кофейных автома-тов, менеджеры с заискивающими улыбками провожали клиентов в конференц-залы. Ночью
    же здание преображалось: полную жизни суету сменяла гулкая тишина, разносящая каждый
    звук по всему этажу. В мозг вгрызался не слышимый в обычных условиях посвист электри-чества в лампах дневного света. Атмосферу дополнял лёгкий привкус каких-то химикатов,
    испаряющихся с высыхающего после влажной уборки пола.
    В таких условиях нести вахту было невероятно скучно. Для службы охраны на каждом эта-же было предусмотрено специальное помещение: небольшая комнатка, расположенная за
    стойкой ресепшена в вестибюле и снабжённая толстым пуленепробиваемым стеклом. С поста
    охраны можно было наблюдать как за прилегающими коридорами, так и за пространством
    между ресепшеном, лифтами и широкой стеклянной дверью, отделявшей вестибюль от всего
    остального этажа. План каждого этажа напоминал букву «Н»; вестибюль находился в середи-не левой ножки. Из-за географической ориентации здания холлы получили свои названия: с
    поста охраны просматривались насквозь западный, южный и центральный, пройдя по кото-рому, можно было попасть в северный и восточный коридоры. Офисные помещения распола-гались по обеим сторонам этих пяти холлов; в торцах каждого были служебные лестницы,
    обычно используемые сотрудниками в качестве курилок.
    На второй этаж Асакура вступила с деловым настроем. Лестница, которой она воспользо-валась, находилась в конце северного холла. От цели пришелицу отделяли два длинных кори-дора.
    Рёко даже не пыталась прятаться в тенях, рассеять которые аварийное освещение было не
    в силах: камеры наблюдения благодаря оставшейся внизу Кимидори её просто не видели, а с
    любым встретившимся ей живым человеком она планировала расправиться быстро и без осо-бых церемоний. Однако в пустых холлах любой звук мгновенно разносился на весь этаж.
    Оповещать охрану о своём присутствии заранее не входило в планы синеволосой девушки;
    поэтому, хотя шаги её были чёткими и уверенными, они не издавали ни звука, и на мокром
    полу за ней не оставалось следов туфель.
    Подойдя к стеклянной двери, отделявшей северный и восточный холлы от центрального,
    Рёко остановилась и, наклонив голову, с лёгким недоумением посмотрела на металлическую
    коробочку замка.Одна из ламп аварийного освещения висела как раз над девушкой; было хо-рошо видно, как металл замка начинает дымиться и медленно стекать вниз, а недоумение на
    лице Рёко сменяется довольной полуулыбкой.
    Центральный коридор насквозь просматривался с поста охраны. Впрочем, в обратную сто-рону видимость была не хуже, и Асакура заулыбалась ещё шире, когда увидела уткнувшегося
    в какую-то книжку мужчину, сидящего к тому же боком к ней. Поглощённый чтением, он так
    и не заметил её до того момента, когда она одним движением распахнула дверь и ворвалась в
    комнату. Охранник отбросил книгу и потянулся за оружием, но со скоростью и эффективно-стью нападающего интерфейса ему было не сравниться: свистнувший в воздухе нож без осо-бого труда перебил позвоночник и отделил его голову от остального тела. Голова от удара от-летела в сторону, на стол, и приземлилась рядом с брошенной книгой. Вместе с ней Рёко несколько секунд наблюдала за тем, как бьющий из обрубка шеи фонтан артериальной крови
    дождём орошал монитор системы наблюдения — на нём появившаяся за секунду до этого
    фигурка Кимидори с любопытством пыталась заглянуть в окно поста охраны — и обложку с
    большими золотыми буквами «HYPERION».
    * * *
    Поднимаясь на четвёртый этаж, Асакура уже откровенно скучала. Обычная охрана бизнес-центра не представляла для неё ни угрозы, ни даже затруднения. На третьем этаже, где
    охранник оказался удачливее и сообразительнее предыдущих и, сразу заметив её, успел вы-хватить и направить табельный пистолет на незваную гостью с большим ножом, пришелица,
    не желая пока что привлекать к себе внимание стрельбой, была вынуждена сразу же парали-зовать его. Именно после этого она почувствовала скуку; не желая проделывать путь по ещё
    одному коридору туда и обратно, Рёко просто остановила сердце замершего с почти нацелен-ным на неё пистолетом мужчины.
    Со своей следующей жертвой известная далеко не своим стоицизмом школьница решила
    поиграть. Первой игрой, к которой она была в некотором роде вынуждена, оказалась игра в
    кошки-мышки: в обычной остеклённой клетке оказалось пусто.
    — Раз, два, три, четыре, пять, — прошептала себе под нос девушка, закрывая глаза и пере-направляя свои вычислительные мощности на анализ звуков. — Я иду искать...
    Потерянный было охранник нашёлся в туалете. Простудившийся за день до этого Накаму-ра Тошихико, собираясь на работу, захватил с собой целый термос горячего чая и с самого на-чала смены регулярно прогревал ароматной жидкостью горло. Последствия такого обильного
    поступления жидкости в организм и заставили его покинуть пост.
    Завершив программу-минимум и заодно умывшись, чтобы хоть ненадолго избавиться от
    ощущения жара, охранник открыл дверь туалета и сделал два шага вперёд. В этот момент во
    второй раз за последние несколько минут ожила рация: Хиротака-кун с пятого этажа пытался
    докричаться до своего приятеля, занимавшего пост на втором. Уже подняв ногу, чтобы сде-лать третий шаг, Накамура вдруг подскользнулся и со сдавленным криком свалился на землю.
    Падение оказалось настолько неожиданным, что он не успел отреагировать и неудачно уда-рился головой об пол, отчего перед глазами у него всё поплыло и заискрилось. Тошихико за-стонал, зажмурился и, проклиная не вытерших как следует мокрый пол уборщиков, начал
    приводить мысли в порядок.
    Когда ему наконец это удалось и он открыл глаза, первым предметом, попавшим в его поле
    зрения, оказалась... туфелька. Обычная женская туфелька, без каблука, коричневого цвета, на-детая на ногу в белом гольфе — а, вот и вторая туфелька и вторая нога — и обе эти ноги в
    гольфах — красиво — синяя юбка, а под ней... под ней темно, ничего не видать —
    Жар, отступивший было после умывания, вернулся с удвоенной силой, когда кровь вдруг
    бросилась к голове мужчины. Обладательница длинных ног присела на корточки рядом с
    ним, и он чуть не утонул во взгляде больших синих глаз — даже несмотря на ужасное осве-щение, он всё равно был уверен, что они, как и длинные волосы полуночной гостьи, синие.
    Сначала он даже подумал, что её глаза светятся в темноте, хотя это не могло быть чем-либо,
    кроме случайного отблеска лампы. Целое мгновение, показавшееся Накамуре бесконечно-стью, он и она смотрели друг на друга; её взгляд проникал в самую глубину его души, пара-лизуя и заставляя мурашки бегать по спине, просеивая все его воспоминания, оценивая... А
    потом незнакомка моргнула, и наваждение рассеялось; и он увидел, как полная сострадания
    улыбка вдруг исчезла, и на её место пришло обиженно-строгое выражение, и на лбу девушки появилась маленькая сердитая складочка. Сердце мужчины ухнуло в пропасть; новообретён-ная богиня признала его недостойным —
    — Подглядывать нехорошо! — счастливым бодрым голосом, совершенно не сочетающим-ся с выражением лица, сообщила ему красавица. Она пошевелилась; её тело немного смести-лось, но основное движение произошло вне поля его зрения, а оторвать взгляд от её лица и
    посмотреть, что она делает, мужчина просто не мог —
    Его мир взорвался болью и исчез в яростной вспышке чего-то серого.
    * * *
    Асакура Рёко выдернула вогнанный до рукоятки нож из глазницы поверженного противни-ка и, наигранно тщательно прицелившись, всадила его во второй глаз уже мёртвого тела.
    Освободив оружие во второй раз, она втянула носом воздух и оценивающе посмотрела на
    окровавленное лезвие в её руках. Поколебавшись, Рёко поднесла нож ко рту и, высунув
    острый язычок, осторожно лизнула красный металл. Забавно сморщившись, она взмахнула
    рукой — и тяжёлая липкая кровь до единой капли слетела с лезвия, забрызгав пол и стены.
    Асакура удовлетворённо улыбнулась и вприпрыжку побежала к лестнице, уже не заботясь о
    том, чтобы её не слышали.
    * * *
    Удача решила отвернуться от собирающей кровавую жатву школьницы в тот самый мо-мент, когда она, заскучав, решила привнести в повторяющиеся убийства толику разнообра-зия.
    Как среди трёх откомандированных на Землю интерфейсов Мыслетела Асакура была
    самой... непоседливой, так и среди охраны бизнес-центра, этажи которого один за одним она
    очищала от разумной жизни, был человек, испытывавший особенные трудности в борьбе с
    рутиной. В эту роковую ночь ему посчастливилось оказаться дежурным по пятому этажу.
    Несколько часов в полном одиночестве покрутившись в кресле, почитав газету и решив два
    судоку, Хиротака Хикару снял с пояса рацию и нарушил радиомолчание.
    — Пятый — второму. Нару-кун, как слышишь меня? Приём.
    Ямамото Нарухито — так звали охранника, который, согласно сегодняшнему позывному,
    дежурил на втором этаже. С ним Хиротака был знаком ещё со старшей школы, где они вме-сте состояли в бейсбольной команде.
    Хиротака подождал с минуту, но в эфире стояла гробовая тишина. Недоумевая, чем это мог
    заниматься его приятель, который вообще-то должен был носить рацию с собой постоянно,
    мужчина попробовал ещё раз — с тем же успехом, то есть, полным отсутствием такового.
    — Пятый — третьему. Курита-сан? Ямамото не отвечает на вызовы. Приём.
    Всё та же тишина, вдруг показавшаяся мужчине зловещей.
    — Курита-сан? Курита-сан? Нарухито? Эй, где вы все? Накамура-сан? Матсумото? Оширо-сан?
    — Шестой на связи. У меня всё в норме, — тут же отозвался Матсумото Акира с шестого
    поста.
    — Хиротака, что за шум? — произнесла чёрная пластиковая коробочка голосом Такаши
    Оширо, старшего смены, располагавшегося на седьмом этаже — единственном, кроме перво-го, на котором на посту охраны было больше одного человека.

    — Оширо-сан! Посты со второго по четвёртый не отвечают. Что-то не так, — Хикару
    констатировал очевидное и сразу почувствовал облегчение: теперь эта проблема стала не его,
    а старшего по званию. Правда, облегчение тут же сменилось на беспокойство за товарищей.
    — Проклятье... Всем, кто меня слышит! У нас гости! Отступаем на седьмой. При контакте
    в бой вступать только при крайней необходимости. Я сообщу наверх и запрошу подкрепле-ние, это их гости. — В голосе Такаши звучала паника. Теперь уже серьёзно обеспокоенный
    Хиротака решил сначала выполнить приказ и передислоцироваться, и уже потом задавать во-просы. Сунув рацию в нагрудный карман, он вытащил из кобуры пистолет — табельный SIGSauer P220 с магазином на восемь девятимиллиметровых патронов. Убедившись, что патро-нов действительно восемь, Хиротака снял оружие с предохранителя и, открыв дверь, выгля-нул в тёмный холл.
    Хикару не боялся темноты, но, глядя на пустой плохо освещённый коридор, он почувство-вал иррациональный страх. Из-за любого угла в любой момент могли выскочить те, кто уже...
    нейтрализовал его коллег с нижних этажей; и, хотя теперь у них не было элемента неожидан-ности, неизвестность и постоянное ожидание опасности заставляли охранника испуганно
    озираться по сторонам и ступать как можно медленнее и тише, чтобы не пропустить звук ша-гов неприятеля.
    Хиротака решил подняться по ближайшей к посту охраны лестнице, а именно, по лестнице
    западного крыла. Этот холл ещё никогда не казался ему таким длинным. Постоянно огляды-ваясь назад, охранник добрался до конца коридора и уже протянул руку, чтобы открыть дверь
    на лестничную площадку, когда позади него раздался разочарованный девичий голос:
    — Ара, вы куда-то собрались, охранник-сан?
    Хикару обернулся так быстро, что перед глазами у него всё смазалось. У входа в комнату
    охраны стояла девушка в школьной форме. Руки её были сложены на груди; в одной из них
    она сжимала какой-то предмет, тускло поблёскивающий в свете аварийных ламп. Хикару на-ходился слишком далеко, чтобы видеть наверняка, но он почти не сомневался, что это был
    нож.
    Памятуя о приказе старшего смены, Хиротака развернулся на месте и дёрнул ручку двери.
    Вопреки всем его ожиданиям, дверь не поддалась. Более того — она даже не пошевелилась,
    как будто створка намертво приклеилась к косяку.
    Мужчина вдруг осознал, что повернулся спиной к человеку, который уже убил нескольких
    его товарищей так, что никто ничего не заметил. Слегка запаниковав, он одновременно начал
    смещаться в сторону, разворачиваться, приседать и прицеливаться; не далее чем через секун-ду он уже держал на мушке так и не сдвинувшуюся с места синеволосую девушку, опустив-шись на одно колено.
    — Ара? — вопросительно произнесла незваная гостья, опуская руки и делая шаг вперёд.
    Казалось, её совсем не пугает направленное на неё огнестрельное оружие.
    Нервы охранника не выдержали, и он, задержав на мгновение дыхание, спустил курок.
    Грохот выстрела эхом пустился гулять по пустынному этажу. Снайпером Хиротака себя не
    считал, но в тире ему удавалось регулярно выбивать семёрки и восьмёрки; он был вполне
    уверен, что попадёт, и перед его мысленным взором девчонка уже складывалась пополам от
    попадания в живот —
    Вот только в тот момент, когда его палец только начал двигаться, делавшая очередной шаг
    Асакура склонила голову ещё на долю градуса, и свет аварийной лампы ослепительным бликом отразился на лезвии её ножа. Террористка — Хикару не знал наверняка, но почему-то
    был уверен, что на офис напали именно террористы — продолжила движение, ни на миг не
    задерживаясь, но яркий блик не исчез столь же внезапно, как и появился; напротив, он про-должил сиять и будто бы спрыгнул с полированного металла навстречу только-только выле-тающей из ствола пуле, чтобы замереть, повиснув маленькой звёздочкой в метре перед де-вушкой.
    — Я не могу позволить вам задерживать меня на этом этапе. — Несмотря на то, что она
    находилась в нескольких десятках метров от него, Хиротака слышал голос вооружённой но-жом школьницы, как будто они стояли совсем рядом. — Наши общие друзья уже знают о
    моём присутствии, не так ли? Не стоит заставлять их ждать.
    Наверное, он промахнулся. Да, так и есть; учитывая расстояние между ними, Хикару не
    должен был удивляться тому, что промазал по стройной девушке. Нужно лишь тщательнее
    прицелиться...
    Всё более и более дрожащими руками охранник выпустил по приближающейся девушке
    ещё четыре пули. Однако, как бы он ни старался, ни одна пуля не достигла цели; длинноволо-сая убийца продолжала шагать, как ни в чём не бывало, и глаза её отражали сияющее... нечто,
    летящее перед ней и то сжимающееся в точку, то вырастающее до размеров ослепительного
    теннисного мяча.
    avatar
    Редактор
    Admin

    Сообщения : 3120
    Дата регистрации : 2012-05-24

    Re: Ярость Асакуры Рёко. Янус Полуэктович

    Сообщение  Редактор в Пн Мар 20, 2017 9:52 pm

    статья
    Мужчина уже собирался выстрелить ещё раз, как вдруг Асакура взмахнула рукой, словно
    отгоняя от себя назойливую муху. Огонёк перед ней полыхнул в последний раз и исчез, будто
    его и не было; а в следующее мгновение не очень-то лёгкого охранника сорвало с места и
    ударило спиной о дверь. Секундой позже пришла боль: острая, жгучая, возникшая одновре-менно в нескольких местах. Его правое ухо, оба плеча, левые бок и бедро будто бы жгли
    калёным железом. Хикару опустил голову... Что-то липкое и горячее потекло по его щеке,
    чтобы тяжёлыми каплями упасть на рубашку, дополняя уже расплывающиеся по ней пятна
    крови, вытекающей из... дырок от пуль?!
    Несколько секунд Хиротака просто смотрел на то, как кровь покидает его тело через толь-ко что проделанные дополнительные отверстия, и хрипло дышал. Боль неумолимо прогрыза-ла себе дорогу сквозь все его мысли, подчиняя себе каждый уголок сознания. Заставить её от-ступить смогло лишь ощущение полёта куда-то в сторону... а потом было столкновение с чем-то твёрдым и темнота.
    * * *
    При обычных обстоятельствах центральный холл седьмого этажа здания, которое Асакура
    Рёко столь методично очищала от разумной жизни, освещался гораздо лучше других. Ава-рийные лампы по яркости и количеству почти не уступали обычным; человек, оказавшийся
    там впервые, даже не заподозрил бы, что в здании какие-то проблемы с электричеством.
    Объяснение этому факту можно было найти за дверью в дальнем конце холла с правой,
    если смотреть от лифтов, стороны. Толстая и тяжёлая даже на вид дверь, располагавшаяся в
    глубоком проёме, вела в длинное узкое помещение. В нём находились гардероб, буфет и ещё
    одна такая же толстая дверь, за которой находилась главная достопримечательность этажа —
    небольшой «элитный» кинозал. Именно из-за него, а точнее — из-за его посетителей, льви-ная доля мощности аварийных генераторов направлялась на седьмой этаж. Несмотря на всю
    его малость, кинотеатр был вполне настоящим, а как следствие — довольно шумным заведе-нием. Чтобы не беспокоить других обитателей бизнес-центра, стены, двери, пол и потолок
    вокруг кинозала были усилены и упакованы в несколько слоёв звукоизоляции.
    Именно поэтому, несмотря на идущий в этот момент за стеной сеанс, в коридорах седьмого
    этажа царила тишина. Не было слышно даже вездесущего жужжания ламп дневного света:
    все они были отключены людьми, которые сейчас прятались в сгустившейся тьме. Три остав-шихся охранника бизнес-центра, двое с седьмого этажа и один с шестого, расположились во-круг входа в кинотеатр. Вооружённые табельными пистолетами, они укрывались за углами и
    мебелью и обеспечивали огневое прикрытие тройке боевиков, спустившихся к ним на по-мощь.
    Эти люди, начальнику которых старший охранник Оширо Такаши был обязан сообщать о
    любых подозрительных событиях во вверенном ему здании, являлись сотрудниками службы
    безопасности организации, занимавшей восьмой и девятый этажи. Они спустились на этаж
    всего минуту назад и сразу же взяли организацию обороны важного стратегического киноте-атра в свои руки.
    Оширо, привстав на одно колено, выглядывал из-за большого белого кожаного дивана,
    предназначенного для ожидающих своего сеанса зрителей. У стены напротив должен был
    стоять ещё один такой же; Такаши предпочитал не вспоминать о том, почему именно его при-шлось убрать не далее чем два часа назад. Глаза старшего охранника уже успели адаптиро-ваться к темноте, но даже так он с трудом различал силуэт осторожно выглядывающего из-за
    углав Западный холл скорчившегося человека в тёмной одежде, бронежилете и с пистоле-том-пулемётом «Микро-Узи» на изготовку.
    В томительном ожидании прошло несколько минут. Наконец наблюдатель резко дёрнулся и
    жестом подал остальным сигнал приготовиться. Оширо Такаши подобрался и покрепче пере-хватил неожиданно вспотевшими руками рукоять пистолета.
    * * *
    Тишину и покой пустого помещения нарушил щелчок открывающейся двери. Первым
    сквозь тоненькую щель в комнату ворвался звук; низкий рёв с посвистом, адекватно вос-произвести всю глубину и нюансы которого не могло ни человеческое горло, ни чьё-либо
    ещё. Рёв этот за доли секунды заполнил комнату целиком и принялся басовито метаться от
    стены к стене, заставляя фужеры на полке под стойкой бара мелко дрожать от страха. С тече-нием времени свиста в этой какофонии становилось всё больше, а рёва — всё меньше. К
    тому моменту, когда дверь вернулась в закрытое положение и со щелчком пресекла дальней-шее распространение шума, издававший его запускающийся турбореактивный двигатель
    успел набрать обороты и выйти в штатный режим.
    Выскользнувший за это время из кинозала молодой человек огляделся по сторонам. Никого
    не увидев, он пожал плечами и направился к выходной двери. Его чёрные лакированные бо-тинки щёлкали каблуками при ходьбе; во всё ещё звенящей эхом комнате этот звук казался
    неожиданно резким, и юноша, поморщившись, принялся стараться ступать аккуратнее.
    Несколькими широкими шагами преодолев расстояние до выхода, молодой человек крепко
    взялся за дверную ручку, повернул ее вниз и потянул на себя. Хорошо смазанная тяжёлая
    дверь открывалась бесшумно и нехотя.
    Первое, что парень отметил, когда выглянул в коридор — насколько там было темно. Его
    фигура закрывала большую часть дверного проема, и яркие лампы за его спиной освещали
    лишь несколько пятен на полу и верхнюю часть противоположной стены коридора. Всё
    остальное пространство заполняла непроглядная тьма. Юноша мысленно пожал плечами и,
    закрыв дверь за собой, замер на месте, ожидая, пока глаза адаптируются к темноте, и од-новременно пытаясь припомнить, где же он видел уборную. Если память ему не изменяла?
    заветная дверь располагалась чуть раньше по коридору. Парень вздохнул, представив, как бу-дет в темноте разглядывать таблички. Подгоняемый необходимостью, он постарался опреде-лить положение хотя бы ближайшей к нему мебели и сделал два шага вперёд.
    И едва не грохнулся на пол, когда его нога попала на что-то скользкое и, по первому впе-чатлению, вязкое.
    Чудом удержав равновесие, юноша подождал, пока его сердце перестанет колотиться от
    испуга — а глаза ещё хотя бы чуть-чуть привыкнут к отсутствию света, которое уже начина-ло ему серьёзно досаждать — и присел на корточки, намереваясь выяснить, на чём это он
    чуть не подскользнулся. Протянутый палец коснулся чего-то мокрого, вязкого, как он и пред-полагал, прохладного... пахнущего чем-то... металлическим? Определённо, запах был ему
    знаком. Парень вдруг осознал, что, когда он отвёл руку от носа, запах уменьшился, но не ис-чез. Значит, этой жидкости тут много, либо она тут давно. Как же плохо, что ничего не вид-но...
    Чертыхнувшись про себя, молодой человек сунул оставшуюся не испачканной руку в кар-ман пиджака и выудил оттуда мобильный телефон. И как он раньше не догадался? Подцепить
    большим пальцем крышку, откинуть, зажмуриться от ударившего в глаза яркого света экран-чика, перевернуть телефон и направить свет на палец, открыть глаза... Ха, а жидкость-то
    красная, как будто...
    И тут всё встало на свои места. Мелко задрожавшая вдруг рука с телефоном медленно по-вернулась, направляя экран вниз и вперёд. Да, лужа натекла порядочная, а вот и её источник.
    Юноша молча поднялся, развернулся и деревянным шагом проделал весь свой путь назад, со-вершенно позабыв о том, зачем, собственно, собирался. Телефон за это время был вновь уб-ран в карман, а испачканный палец — вытерт хранившимся в том же кармане платком.
    Проскользнув в кинозал, парень по возможности бесшумно проскользнул на своё место.
    Пол зала был устлан чем-то ворсистым, призванным помочь в глушении громогласной аудио-системы и, в качестве побочного эффекта, не позволяющим каблукам щёлкать. По стеночке
    добравшись до четвёртого из семи рядов, он буквально рухнул в крайнее кресло и перевёл
    дыхание. У крайних мест было своё преимущество: если необходимо выйти, не нужно насту-пать на ноги и закрывать экран остальным посетителям. Это преимущество юноша осознал
    несколькими минутами ранее, на выходе; сейчас же его голова была занята совершенно дру-гими мыслями.
    Девушка — хотя, если судить по внешности, молодая, но уже взрослая женщина — сидев-шая рядом, повернулась к нему и удивлённо поинтересовалась:
    — Ты уже вернулся? Так быстро? — Она вдруг нахмурилась и, наклонившись к юноше,
    присмотрелась повнимательнее. — Да на тебе лица нет! — И правда, даже с поправкой на
    освещение, её спутник выглядел мертвенно бледным. Девушка озабоченно схватила его за
    руку, и глаза её ещё больше расширились: ладонь была ледяная и влажная. — Что случилось,
    Кён-кун?
    — А... — Названный Кёном с усилием сглотнул и, глядя девушке прямо в глаза, дрожащим
    запинающимся шёпотом продолжил: — Асахина-сан... Там в коридоре лужа крови...
    Большая... И люди... М-мёртвые, как мне кажется...
    Асахина Микуру обладала хорошим образованием, необходимым любому путешественни-ку во времени, и замечательным живым воображением, необходимым для получения этого
    хорошего образования. Асахина Микуру также являлась впечатлительной, чувствительной и хрупкой натурой. Поэтому не было ничего удивительного в том, что через несколько секунд
    после окончания речи Кёна, когда воображение закончило рисовать перед её мысленным взо-ром описанную молодым человеком картину, Асахина Микуру успела подумать лишь два
    слова: «Блинский блин», — после чего сознание покинуло её, предоставив телу самостоятельно мешком обвалиться на едва успевшего подхватить её парня.-

    Спонсируемый контент

    Re: Ярость Асакуры Рёко. Янус Полуэктович

    Сообщение  Спонсируемый контент


      Текущее время Чт Дек 14, 2017 8:43 pm